Вячеслав Пронин: Прицепную технику своевременно защитили от излишней конкуренции с импортом

Отгрузки прицепной техники по итогам 2023 года выросли на 39% по сравнению с 2022 годом. Драйвером рынка стали автомобильные полуприцепы: отгрузки этого вида техники увеличились на 43,9%. И хотя столь заметный рост вполне объясним сложностями и низкой базой 2022 года, у положительного тренда есть долгосрочная основа. Этот сегмент российского рынка еще несколько лет назад оказался защищен от излишней конкуренции с импортом. Об этом в интервью Agroreport рассказал заместитель директора Ассоциации «Росспецмаш» Вячеслав Пронин.

   Самый заметный рост показали автомобильные полуприцепы. Каковы результаты по другим видам прицепов?

— Отгрузки автомобильных полуприцепов выросли практически на 44%. Это заметный показатель. По тракторным прицепам прирост составил 23,9%, по полуприцепам — 6,3%. Однако по автомобильным прицепам произошло снижение на 18,8%.

   В целом это хорошие показатели. С чем вы их связываете?

— Ранее уже были заложены основы, то есть государством были предприняты адекватные шаги по защите рынка. Благодаря этому сейчас сектор развивается. Протекционизм сработал. Есть полная номенклатура, все виды прицепов и полуприцепов мы производим сами. Во всяком случае, если говорить о массовых моделях. По другим видам техники есть узкоспециализированные и нишевые виды, которые, возможно, у нас не производятся. Но прицепы всегда можно адаптировать — усилить, расширить. К тому же у нас всегда были заводы, которые умели работать, знали, что нужно рынку. На внутреннем рынке уже было больше 50% прицепов отечественного производства. И рынок знал нашу прицепную технику. Поэтому какого-то серьезного шока не случилось. Кроме того, на момент введения санкций и ухода из России западных компаний сократился спрос из-за сокращения количества перевозок. Перевозчики еще не успели переориентироваться с западных коридоров на восточный. Вот так все факторы сошлись, и никакой сложной ситуации в сегменте прицепов не наблюдалось.

Какова сейчас на рынке доля прицепов отечественного производства?

— Сейчас доля прицепов отечественного производства дошла до 70%. Правда, есть одно НО. Существует ряд ключевых компонентов, которые используются при производстве прицепов. Впервые некоторые предприятия локализовали их у себя и начали производить. Но другие заводы оставались зависимы от импорта — соответственно, им пришлось в срочном порядке находить поставщиков уже из дружественных стран, чтобы не останавливать производство. Сейчас уже все предприятия работают даже не в штатном, а в растущем режиме.

   Наращивают выпуск опережающими темпами?

— Опережающими темпами, с богатой инвестпрограммой.

   Почему так получилось, что по прицепной технике предусмотрели возможность ограничения импорта, а по другим программам нет?

— Как-то в общем больше вкладывали в прицепы, проявляли интерес, а вот на дорожно-строительную технику, компоненты обращали внимание в меньшей степени. Например, по компонентам вообще никакого протекционизма не было и нет до сих пор. А по прицепам рынок был насыщен до 2018 года бывшими в употреблении прицепами из Европы. И когда в 2018-м ввели очень высокий утилизационный сбор в отношении б/у прицепов, они стали неконкурентоспособны. Это дало возможность нашим предприятиям занять эту нишу. Тогда те потребители, которые сидели на таких бывших в употреблении прицепах и не рассматривали приобретение дорогостоящих новых западных прицепов, обратили внимание на наши предприятия и обеспечили их заказами. Соответственно, это дало нашим производителям определенный объем рынка. Заводы стали развиваться, чтобы начать конкурировать с новыми прицепами западного производства на все сто процентов.

    То есть защищать рынок от новых прицепов западного производства не было смысла?

— По стоимости они уже проигрывали новым отечественным прицепам. Но потом была еще одна волна увеличения утильсбора — также и на новые прицепы. Вот это пример разумного протекционизма. То есть сработала связка бизнеса и государства. Бизнес понимал, что собирается делать государство, государство доверяло бизнесу и, соответственно, ограничивало импорт, а бизнес в ответ наращивал производство.

   Почему это не сработало в других сегментах?

— С компонентами, дорожной техникой это не сработало потому, что, когда в 2016 году вводили повышенные ставки утильсбора, наш рынок не так сильно был зависим от подержанных зарубежных машин. А на новую технику ввели сбор в размере 3%, максимум 5% от стоимости. То есть с точки зрения рынка это незначительное повышение, и никакой переориентации, разумеется, не произошло.

   Откуда сейчас мы завозим импортные прицепы? Из Китая?

— Как ни странно, огромное количество западноевропейских брендов заезжает к нам через Турцию. Но и не только. Прицепы ввозят в Россию из Германии, Польши, Италии. Государство пообещало разобраться, каким образом такое происходит. В Турции очень хорошо развито производство прицепов, их нам поставляют достаточно много. Но просыпаются и в Поднебесной: в Китае тоже распробовали наш рынок и начинают поставки. Однако некоторые компании по-прежнему покупают новые прицепы из Германии, Италии. Они и раньше так делали, были зависимы от них. А те, кто зависел от бывших в употреблении зарубежных прицепов, переориентировались на российское производство.

  Значит, поставки с Запада идут, санкции здесь не сказываются?

— Да, такие поставки идут. Профильные органы должны в этом разобраться. Мы со своей стороны всю статистику, что называется, кому нужно передали.

   А мы сами можем с чем -то выходить на зарубежные рынки?

— Мы и были всегда на зарубежных рынках. В том числе и в Западную Европу поставляли свою продукцию, и в Африку, и в страны СНГ. Понятно, что сейчас производители сконцентрированы на внутреннем рынке. Но в целом продукция у нас конкурентоспособна.

Сейчас, учитывая заметно растущий рынок прицепов, предприятия вкладываются именно в расширение производства. Строят новые корпуса, новые цеха, новые заводы, чтобы расширить номенклатуру, хотя она у нас и так достаточно широкая. Предприятия стремятся увеличить производство, нарастить объемы.