Александр Исаков: Российские производители начинают выпускать технику, по качеству сопоставимую с европейской

Специализированная техника из Китая, которая сейчас приходит на российский рынок, проявит свои качества не раньше 2025 года. Тогда станет понятно, насколько надежны те или иные марки и способны ли поставщики обеспечить аграриям достойный сервис и наличие запасных частей, считает генеральный директор Грязинского культиваторного завода Александр Исаков. Между тем российские производители техники приближаются по качеству выпускаемой продукции к европейским. В интервью Agroreport Александр Исаков рассказал, как завод замещает импортные комплектующие и какие качества техники, помимо экономичности и надежности, востребованы сегодня у покупателей.

— Александр Игоревич, по сравнению с первым кварталом прошлого года показатели производства снизились и по почвообрабатывающей, и по сельскохозяйственной технике в целом. С чем это связано?

— На мой взгляд, на это в первую очередь повлиял платежеспособный спрос со стороны аграриев. Все мы знаем, что 2023 год для многих был нелегким. Это было связано прежде всего с низкими ценами на урожай, что неизбежно сказывается на возможностях инвестировать в обновление парка техники. Надо понимать, что прицепная техника, если можно так выразиться, стоит в конце пищевой цепочки. То есть аграрий, как правило, в первую очередь купит ГСМ, семена, средства защиты растений, потому что без них в принципе никуда. И наверное, потом, если остались деньги, обновит, или подремонтирует, или что-то инвестирует в сложную технику, такую как комбайн, трактор. А прицепная техника — это априори ремонтопригодный продукт, и, имея собственную ремонтную службу, можно ее ремонтировать, так что в непростых условиях все стараются продлить жизнь этой техники. Поэтому определенный спад спроса ожидаемо потянул за собой снижение объема отдельных товаров в отрасли. Тем не менее наш завод в непростой 2023 год нарастил объем продаж техники на 21%, хотя мы и рассчитывали на лучший результат.

 

— А как изменились цены на прицепную технику год к году?

— Я думаю, что цены подросли, но в рамках общей реальной инфляции. Какого-то скачкообразного роста, как это было, допустим, в 2021 году, не случилось. Тогда произошел более чем двукратный рост на большинство видов стали, занимающей больше половины себестоимости в машине. А в 2022 и 2023 годах больших скачков цен не было. Были сильные курсовые колебания, подорожала стоимость логистики, если в технике используются иностранные комплектующие. Это сказалось на стоимости машин и запчастей.

 

— Ваше предприятие производит технику для сельского хозяйства. Скорее всего, вы знаете ситуацию ваших потребителей: высокие экспортные пошлины, низкие внутренние цены на зерно. Каким образом государство должно поддержать российских сельхозтоваропроизводителей?

— Государство уже реализует такие программы. На мой взгляд, в первую очередь важны программы, осуществляемые через Росагролизинг. Они не идут ни в какое сравнение с коммерческими лизинговыми предложениями. Также одна из самых успешных программ поддержки — по постановлению правительства № 1432, позволяющая предоставлять аграриям дополнительную скидку порядка 10% на технику отечественного производства.

Если покупаешь какое-нибудь легкое орудие за миллион рублей — может быть, это и не так существенно. Но если берешь трактор или комбайн, тогда 10% уже заметная сумма.

 

— Сейчас относительно высокая процентная ставка, и, по оценке аналитиков, она будет держаться на таком уровне довольно долго. На ваш взгляд, через какой период сельхозтоваропроизводители смогут настолько к этому адаптироваться, чтобы начать вкладывать деньги в технику?

— На мой взгляд, это произойдет очень быстро. Сейчас проходит выставка в Краснодарском крае, мы общаемся с нашими клиентами, аграриями, и подход у всех примерно одинаковый: «Да, тяжело, но мы точно знали, что легко не будет». Все понимают. Мне кажется, это еще и наш российский менталитет: мы привыкли преодолевать трудности. Не сомневаюсь, что и машиностроители, и аграрии достойно пройдут этот кризис. И конечно, надо понимать, что выживает сильнейший, тот, кто быстрее адаптируется, быстро думает, быстро действует, не боится рискнуть. А слабые и трусливые с рынка уйдут.

 

— Насколько успешно ваше предприятие справилось с замещением импортных компонентов?

— Многим было комфортно использовать классные европейские комплектующие, которые в одночасье пропали с рынка. Грязинский завод в 2022 году — как раз весной, в самый сложный период — не сорвал ни одной отгрузки. Все запчасти, которые мы не смогли привезти, мы заместили. Да, пусть в ущерб себестоимости, пусть это было сложно технологически, но тогда мы не остановили производство. За прошедшие два года была проведена большая работа, и мы не переживаем за стабильность поставок комплектующих и материалов. Допустим, метизы. По некоторым видам мы договорились с заводом в России, который для нас их делает, а раньше мы их покупали в Германии. Различные пластиковые компоненты мы возим из Китая. Но сейчас в принципе стали умнее, и на каждую комплектующую импортную деталь у нас обязательно есть российский заменитель либо технология ее производства на собственном предприятии.

Мы запустили (точнее возродили) производство культиваторных лапок. Завод еще в советское время обеспечивал всю страну лапками собственного производства. И вот впервые за десять лет наши прессы опять начали штамповать лапки, и по качеству, я убежден, они не уступают ведущим мировым брендам.

 

— А это рентабельно? Некоторые руководители говорят — да, собственное производство мы запустили, чтобы не зависеть от импорта, но это пока не всегда окупается...

— Если сравнивать с европейскими производителями, мы выходим на сопоставимое качество, но можем предложить клиенту меньшую цену. В России есть качественная сталь, есть технологии. Здесь я проблемы не вижу. Единственное, что меня пока беспокоит, — это Азия, Китай. На рынок заходят продукты непонятного для меня качества по значительно меньшей цене. Не могу сказать, что они плохие, но для меня пока непонятны. Если окажется, что это хороший продукт с такой ценой, нам придется нелегко.

 

— Как проверить качество?

— Например, если мы говорим про лапки, то нужно в первую очередь обращать внимание на износостойкость, точность геометрии: это же важно, чтобы лапки смотрели вдоль стойки и она выполняла свои функции. В этом заключается надежность лапки с точки зрения столкновения с препятствиями. Износостойкость лапки обусловлена прежде всего ее твердостью. Лапку закаливают. А если закалить ее слишком сильно, она станет хрупкой и при попадании на уплотненную почву или камень с высокой долей вероятности отломится. Поэтому на нашем заводе мы используем двухзонную закалку. То есть по лезвию идет одна твердость, а в теле, в месте крепления к стойке, — другая, что позволяет обеспечить и пружинящее свойство лапки, и стойкость, пробег в полях. Культиваторы мы уже «переобули» на собственное производство, хотя раньше покупали комплектующие в Италии.

 

— Когда можно будет понять, качественная ли техника и комплектующие идут из Китая?

— Все зависит от типа техники. Если мы говорим про запасные части, то, как правило, одного сезона вполне достаточно. То есть если техника некачественная, то она сломается сразу или износится быстро. А вот с самоходной техникой, конечно, сложнее. Первый год не показатель. Как правило, основные проблемы у пользователя начинаются на более длинном горизонте, и все те, кто покупает китайские тракторы или прочую китайскую технику, делают это с тревогой. Здесь же вопрос не только в надежности самой техники, но и в надежности сервиса. Насколько быстро найдутся запасные части, насколько готовы сервисные инженеры поставщика докопаться до причин возможных проблем с этой техникой. Я думаю, что по прицепной технике это два года, а по самоходной нужно три — пять лет, чтобы понять, что заслуживает доверия, а что нет.

 

— То есть к 2025-2026 году уже будет понятно, какую технику поставляет нам Китай?

— Думаю, да. Сейчас удивительное количество брендов зашло на наш рынок. Некоторые названия даже выговорить сложно. Думаю, что через два-три года их станет как минимум вдвое меньше. Останутся те, кто достоин быть на рынке. Ну а те, кто к этому еще не готов, пойдут готовиться.

 

— Какова сейчас на рынке доля комплектующих — отечественных и азиатских?

— Культиваторы — отечественные, наверное, на 80%. Не отечественные — в первую очередь колеса, потому что нужные по размеру в России просто не выпускаются. Еще у нас осталась одна итальянская стойка в культиваторах. Пока мы ее не заместили, но, думаю, этот путь мы тоже пройдем. В плуге примерно то же самое. То есть пока мы используем итальянские рабочие органы, в первую очередь перья, но уже с этого года планируем организовать собственное производство. Колеса — импортные, а гидравлика — отечественная, поэтому пока мы зависим только от колес и некоторых рабочих органов.

 

— За субсидиями на проведение НИОКР не обращались?

— Нет, мы не пользуемся субсидиями на НИОКР. Мы этот вопрос внимательно изучали, знаем о программе, но все-таки есть разница, допустим, между трактором и прицепной техникой. Прицепную технику мы разрабатываем самостоятельно. Пробовали привлекать внешние конструкторские бюро — не очень понравилось, потому что конструктор неотрывно связан с производством. Когда делается опытная машина, фактически семь часов из восьми находишься в цехе, фиксируешь проблемы. То же самое, когда машина уходит на испытания, конструктор чуть ли не ножками по полю ходит и понимает, что и как надо доработать.

Мы вырастили хорошую конструкторскую команду у себя на заводе и доверяем ей. Соответственно, если субсидировать работу наших штатных сотрудников за государственные деньги, сложно отчитываться. Поэтому мы решили не тратить время на поиск мер поддержки, а просто обеспечить достойную зарплату своим конструкторам. Это не те суммы, ради которых есть смысл готовить заявку, разве если бы это была какая-то более сложная техника. Наверное, с точки зрения прицепной техники важна в первую очередь скорость вывода на рынок первого образца, чтобы после испытаний внести корректировки в конструкторскую и технологическую документацию. Кто первый выкатил машину на поле, тот, собственно, уже имеет определенное преимущество в продажах.

 

— Как решаете кадровые проблемы, если они есть?

— У нас на заводе классная кадровая служба, поэтому я бы сказал, что сейчас у нас нет незакрытых вакансий. Мы плотно поработали с учебными заведениями, с нашим техническим университетом. У нас налажен контакт с Грязинским техническим колледжем, который выпускает достаточно квалифицированных специалистов, — это и сварщики, и операторы станков с программным управлением.

Активно развиваем наставничество. То есть любой сотрудник, который попадает на завод, — не один: ему помогают, подсказывают, его поддерживают (для этого есть различные социальные программы). Как работодатели мы стараемся не уступать в части привлекательности ведущим мировым компаниям. И если посмотреть на географию наших работников, то она это подтверждает. Большинство руководителей нашего завода — выходцы из международных компаний, которые принесли к нам опыт, знания именно международных практик, и они, без сомнения, помогают нам выводить производство на самый высокий уровень.

 

— Уход зарубежных компаний помог пополнить предприятие кадрами?

— Да. Не буду лукавить, у нас в Липецкой области было большое количество иностранных компаний. Некоторые ушли с рынка, некоторые просто переживают не самое простое время, и для их сотрудников это, скажем так, хороший повод посмотреть по сторонам. Если они видят, что есть завод не так далеко от дома или с хорошими условиями по трансферу и с зарплатными условиями не хуже, к тому же есть социальный пакет, — почему бы нет?

 

— Каковы планы предприятия на будущее?

— Инвестиционный план 2023 года обошелся нам больше чем в 100 млн рублей. В 2024 году, думаю, выйдем примерно на такую же цифру. Мы потратили много средств и сил на покраску, на внешний вид нашей техники. Ведь мало добиться хороших экономических показателей, надежности — покупатель хочет, чтобы техника была еще и красивая. Уже заработали новые линии подготовки стали. Это и проходная дробеструйная камера, полностью автоматическая, это и малые камеры, полностью автоматические, для малогабаритных деталей. То есть мы обеспечили подготовку и в июне вводим в эксплуатацию два покрасочно-сушильных комплекса. Инвестиций было более 50 млн рублей. Для понимания масштаба: одного только грунта под фундамент было извлечено более 60 КАМАЗов. То есть это серьезные проекты, которые позволят улучшить внешний вид нашей техники.

Также мы обновили парк станков с программным управлением. Теперь это умные машины, способные не только изготавливать детали, но и контролировать их размеры, что снижает риск человеческой ошибки и тем самым — требования к квалификации, упрощая поиск сотрудников. Это листогибочное оборудование. Уже летом открываем новый склад запасных частей на тысячу квадратных метров. Будет несколько уровней с телескопическими погрузчиками, программным обеспечением, адресным хранением. То есть завод точно понимает, что сейчас есть шанс зайти на крупный рынок, на котором раньше и не смотрели на отечественных производителей. А для того чтобы туда зайти, нужно соответствовать уровню мировых брендов, и этим путем мы идем.

 

— А станки с ЧПУ где закупаете?

— В Азии. Здесь надо быть честными. Станки, которые делают в России, как правило, специализированы под определенные отрасли, то есть оборонную промышленность, авиастроение, и некоторые их параметры не соответствуют нашим требованиям. Если же говорить про станки общего назначения, то лучше всего себя показывают азиатские поставщики. Мы нашли нескольких партнеров, и это не первая наша закупка. А вот дробемет и покрасочную линию мы купили в России — у них качество на мировом уровне.